Время в Баку - 12:12

САМОЕ ЧИТАЕМОЕ

Под председательством Президента Ильхама Алиева состоялось совещание, посвященное итогам первого квартала этого года ОБНОВЛЕНО


12 апреля под председательством Президента Азербайджанской Республики Ильхама Алиева состоялось совещание, посвященное итогам первого квартала этого года.

Как сообщает АЗЕРТАДЖ, глава государства выступил на совещании с вступительной речью.

Вступительная речьПрезидента Ильхама Алиева

-Три месяца года остались позади. Сегодня мы проанализируем проделанную работу, а также поговорим о планах, намеченных до конца года. В течение трех месяцев этого года наша страна успешно развивалась во всех сферах. Мы должны оценивать итоги этих трех месяцев как продолжение успехов, достигнутых в прошлом году.

Минувший год был очень знаменательным в жизни нашей страны. Это был первый год после войны. Конечно, минувший год имел очень большое значение для поствоенного периода. Наша основная цель в прошлом году заключалась в том, чтобы дать старт восстановительным работам на освобожденных землях, в то же время добиться того, чтобы новые реалии были приняты в международной плоскости, и результаты по обоим направлениям налицо.

Итоги первого года поствоенного периода дают основание сказать, что все стоявшие перед нами задачи были выполнены. В первую очередь, мы продолжили контакты, активное сотрудничество с международными организациями, и ведущие международные организации мира приняли новые реалии. Недавно в Шуше было проведено международное мероприятие по линии ООН – мероприятие, посвященное 30-летию членства Азербайджана в ООН. Это было очень знаменательное событие, которое еще раз показало, что ООН является структурой, полностью признающей территориальную целостность Азербайджана. Конечно, после вступления в ООН в период, когда мы столкнулись с оккупацией, мы увидели, что ООН, ее Совет Безопасности приняли справедливые постановления. К сожалению, эти постановления почти 30 лет оставались на бумаге. Но урегулирование карабахского конфликта, его одностороннее урегулирование Азербайджаном одновременно сняло с ООН эту нагрузку. Это мероприятие в Шуше, еще раз хочу сказать, имело особое значение, и неслучайно это вызвало в Армении очередную панику и истерику.

Успешной была наша деятельность и в других ведущих международных организациях. Вторым по величине после ООН международным институтом является Движение неприсоединения. В настоящее время Азербайджан председательствует в Движении неприсоединения, и, как вам известно, с согласия и при поддержке всех государств-членов наше председательство было продлено еще на год. Это – проявление высокого доверия к нам. Сразу после вступления Азербайджана в Движение неприсоединения оно заняло справедливую позицию в вопросе оставшегося в прошлом конфликта, и считаю, что после войны в этом направлении произошли другие важные события. Движение неприсоединения однозначно проявило солидарность с Азербайджаном и до войны, в период оккупации, и во время войны, и после нее.

Еще одной крупной международной организацией является Организация исламского сотрудничества. В период оккупации Организация исламского сотрудничества неоднократно принимала справедливые постановления и резолюции, отражающие нашу позицию. Недавно на заседании Организации исламского сотрудничества на уровне министров иностранных дел были приняты еще несколько резолюций, поддерживающих позицию Азербайджана, в том числе важные постановления и резолюции, касающиеся разрушения армянами историко-религиозных памятников Азербайджана, а руководство организации совершило поездки на освобожденные земли.

ОБСЕ, выдавшая мандат Минской группе. ОБСЕ тоже полностью приняла новые реалии. Недавно у меня состоялось встреча с действующим председателем ОБСЕ, которая еще раз показала, что ОБСЕ также принимает новые реалии, и это – очень знаменательное событие. Что касается Минской группы ОБСЕ, сразу после войны сопредседатели Минской группы приехали в Баку. Это был их первый и последний визит в Азербайджан после войны, в печати достаточно много информации об этой встрече, не хочу повторять. Наша позиция всегда была однозначной. В официальных заявлениях мы озвучивали те же тезисы, те же мысли, о чем говорили и во время обсуждений. Мы сами урегулировали этот конфликт. До Второй Карабахской войны Минская группа действовала 28 лет, за эти годы страны-сопредседатели совершили, наверное, сотни визитов в Азербайджан и Армению. И результат налицо – ноль. Причины этого общественности Азербайджана известны. Не хотел бы говорить об этом долго. Результат налицо, еще раз хочу сказать, что он нулевой. Азербайджан сам разрешил этот конфликт. Разрешил военно-политическим путем. Хотя мандат, выданный Минской группе для урегулирования конфликта фактически де-юре остается в силе, де-факто он может считаться уже недействительным. За время, прошедшее после войны, — до последней российско-украинской войны — мы высказывали свое мнение по данному вопросу. Наш министр иностранных дел встречался с сопредседателями Минской группы на различных международных мероприятиях, и мы спрашивали у них: скажите нам, чем вы намерены заняться? Нагорно-карабахский конфликт урегулирован, на территории Азербайджана нет и не будет административной территории под названием «Нагорный Карабах». Скажите, чем вы намерены заняться, чтобы мы знали и высказали свое мнение. За более чем год мы не получили никакого предложения по данному вопросу. А в нынешних условиях Минская группа, формат ее сопредседателей фактически находятся в нефункциональном состоянии. Об этом уже заявляют высокопоставленные лица этих стран-сопредседателей, и в таком случае, конечно, ни о какой групповой деятельности не может быть и речи.

Считаю, что ОБСЕ, как влиятельная международная организация, может сыграть свою роль. Недавно, как я уже отметил, в ходе встреч с действующим председателем ОБСЕ я сказал, что представители гражданского общества, представители медиа, другие лица, способные влиять на общественное мнение, могут проводить встречи в рамках деятельности ОБСЕ, то есть в рамках данного формата, чтобы нормализовать связи между Арменией и Азербайджаном. Именно этот вопрос сегодня стоит на повестке дня. Нагорно-карабахский конфликт урегулирован. Сейчас вопрос в нормализации отношений между Арменией и Азербайджаном, и любая международная организация, способная внести свой вклад в этой области, конечно же, приемлема.

Одновременно более интенсивный характер после войны приобрели наши контакты с Европейским Союзом. Европейский Союз тоже принял реалии постконфликтного периода. По инициативе президента Совета Европейского Союза господина Шарля Мишеля в декабре и апреле состоялись трехсторонние встречи. О них сообщалось, не хочу долго говорить об этом. Однако, конечно, и эксперты, и азербайджанская общественность увидели, что в итоговом коммюнике нет названия «Нагорный Карабах», и это естественно, потому что Азербайджан возражал против этого. Нет и слова «конфликт». Это тоже естественно, потому что конфликта нет, он урегулирован. Сейчас Европейский Союз занимается нормализацией отношений между Азербайджаном и Арменией, и эти вопросы обсуждались на последней апрельской встрече – встрече, проведенной 6 апреля. Как вам известно, для нормализации связей между двумя странами Азербайджан представил предложение, состоящее из 5 принципов, и армянская сторона положительно отнеслась к данному предложению, эти заявления уже были сделаны до Брюссельской встречи. А на Брюссельской встрече я просто хотел еще раз прояснить это для себя и выяснил, что Армения принимает 5 принципов. Таким образом, территориальная целостность Азербайджана принимается, и Армения отказывается от территориальных претензий к Азербайджану. То есть, если эти 5 принципов принимаются — это подтвердилось на апрельской встрече, — то данные вопросы являются составной частью этих 5 принципов. Это очень позитивный факт и, считаю, основное условие для нормализации двусторонних связей. Договорились создать рабочие группы как в связи с границей, так и с подготовкой мирного договора. Как вам известно, на днях между министрами иностранных дел Азербайджана и Армении состоялся первый, считаю, в новой истории, возможно, за последние 30 лет телефонный разговор. Мы позитивно оцениваем и это.

Потому, что отношения между двумя странами должны решать эти страны. Те, кто хочет помочь, пусть помогают. Я вижу это так, наша позиция заключается именно в этом. Считаю, что рабочие группы, которые будут сформированы до конца апреля в связи с делимитацией границы, а также рабочие группы по подготовке мирного соглашения в скором времени должны приступить к работе. Мы с большой надеждой смотрим на этот процесс, не надо терять время. В любом случае, мы сторонники того, чтобы, не теряя времени, приступить к решению вопроса.

Таким образом, еще раз хочу сказать, политика, проводимая нами сразу после войны, наша деятельность в международных организациях, связи с крупными государствами в двустороннем формате, а также развитие и события, происходящие в Карабахе и Восточном Зангезуре, привели к таким реалиям. Должен также отметить, что наряду с международными организациями, мы находились в тесном контакте и с соседними странами. Все соседние страны приняли новые, постконфликтные реалии, и это следует расценивать как весьма позитивный факт. В то же время нас радует запуск формата сотрудничества 3+3. Первая такая встреча уже состоялась. Она не имела повестки дня. Эта встреча была проведена просто для создания формата. У нас есть планы, связанные с повесткой дня для второй встречи, с вопросами, которые там надо обсудить. Считаю, что в ближайшем будущем должна быть проведена и вторая встреча. То есть, не нужно терять время. Эти форматы нужны нам не просто для видимости. Если они не дадут конкретных результатов, то потеряют всякий смысл.

Мы являемся сторонниками реальных дел и имеем очень ясное представление о развитии региона в будущем. Мы знаем, чего хотим, и будем и дальше использовать все возможности для достижения поставленных целей. В этом заключаются основные вопросы, связанные с постконфликтным периодом, и значительная часть данной работы была проделана в 2021 году, а часть – за три месяца этого года. Если вся эта повестка дня найдет отражение в жизни, то это позволит нам, чтобы в регионе, на Южном Кавказе действительно были мир и спокойствие. Риски войны значительно сократятся и, таким образом, мы сможем спокойно жить. Учитывая высокие качества, свойственные азербайджанскому народу, сможем созидать и творить. Мы делаем это, и сегодня поговорим и об этом.

Вместе с тем, мы, конечно, никогда не должны забывать оккупацию, армянский вандализм. Не должны также забывать о том, что сегодня Азербайджан сильный, а Армения — слабая. Именно на эти факторы опирается и поведение Армении. Мы живем в реальном измерении и никогда не должны забывать политики этнической чистки, которая была проведена против нас Арменией в начале 1990-х годов, Ходжалинский геноцид, оккупацию. Это всегда должно оставаться в памяти азербайджанцев. Как ответственные люди, мы всегда должны быть готовыми ко всему.

Конечно, глядя в будущее, я абсолютно уверен, что Азербайджан станет еще сильнее. При обсуждении сегодня других вопросов азербайджанская общественность еще раз убедится в этом. А развитие Армении будет зависеть от нее самой, от отношения ее к соседним странам, потому что сегодня всем понятно, что без нормализации связей с Азербайджаном и Турцией Армения не может развиваться, их 30-летняя оккупационная политика дорого обошлась им самим. Они утратили шанс стать реально независимой страной. Мы же за 30 лет, несмотря на то, что наши земли находились под оккупацией, добились полной политической и экономической независимости. Поэтому сегодня уверенно и гордо говорим свое слово со всех трибун. Так что для Армении это, возможно, последний шанс. Либо страна будет развиваться, либо окажется в еще более тяжелом положении. А для развития, еще раз хочу сказать, в первую очередь необходимо нормализовать связи с Азербайджаном и Турцией на основе норм и принципов международного права.

Как я уже отметил, мы ничего не забыли и не забудем. Поэтому сразу после войны мы, наряду со всей восстановительной работой, как всегда, уделяли внимание и военной сфере. Должен сказать, что после войны были подписаны новые крупные контракты с турецкими и израильскими компаниями. Реализация некоторых контрактов уже началась, других — завершена, а реализация ряда контрактов продолжается.

Каждый день 44-дневной войны был глубоко проанализирован, и, конечно, этот анализ позволил нам осуществлять дальнейшее армейское строительство, основываясь на реальной ситуации. С учетом этого организуется также закупка новых вооружений, техники. Наряду с этим, после войны в Министерстве обороны были проведены структурные реформы, структурные преобразования, что еще больше усилит и модернизирует нашу армию. После войны был создан новый род войск – коммандо, я лично принимал участие в открытии первой военной базы коммандо в Гадруте. Это – очень сильный род войск. Уверен, что в настоящее время этот род войск уже может выполнить любую задачу. Мы же просто будем увеличивать с каждым годом численность коммандо. Считаю неуместным давать информацию об их численности, но каждый должен знать, что уже подготовлены и будут подготовлены тысячи полностью обученных бойцов.

Параллельно увеличена и будет увеличиваться численность личного состава Сил специального назначения, проявивших особый героизм во Второй Карабахской войне. На решение военных вопросов будет выделено и выделяется столько средств, сколько потребуется. В Армении же ситуация совершенно иная. Там они могут расходовать столько средств, сколько выделяется финансовой помощи и невозвращаемых кредитов из-за рубежа. Хочу внести ясность и в этот вопрос. Считаю, что для установления мира в регионе необходимо положить конец вооружению Армении. У самой Армении нет денег на приобретение оружия и никогда не было. Во время Второй Карабахской войны мы уничтожили военную технику Армении стоимостью где-то 4-5 миллиардов долларов. Часть этой техники была захвачена как трофей, мы используем ее. А часть демонстрируется в Парке военных трофеев. Спрашивается: откуда у бедной страны столько денег? Откуда эти кредиты? Были ли возвращены впоследствии эти кредиты? А может, списаны? Абсолютно уверен, что если бы эти кредиты не были предоставлены, то необходимости во Второй Карабахской войне не оставалось бы. Армения сама покорно согласилась бы, так же, как подписала акт о капитуляции, приняла все наши условия, и после войны, как говорится, демонстрирует совершенно иную позицию. Поэтому если вновь будут выделяться деньги на вооружение Армении, то мы расценим это как недружественный шаг и будем действовать сообразно этому.

Мы же, конечно, как страна, живущая за свой счет, еще раз хочу сказать, и дальше будем выделять на армейское строительство столько денег, сколько потребуется.

В постконфликтный период мы, конечно, предпринимали продуманные шаги, связанные с нашей экономикой, восстановлением территорий, и результаты налицо. В Азербайджане выполняются все планы, связанные с постконфликтным периодом. Как я отметил, международная общественность приняла эти реалии с политической точки зрения, в то же время еще больше повысился интерес к нам – и уважение, и интерес. Мы видим этот интерес в крупных инвестиционных проектах. Только за три месяца этого года был дан старт двум крупным инвестиционным проектам – был заложен фундамент двух электростанций, работающих на возобновляемых источниках. Станции мощностью 470 мегаватт возводятся иностранными инвесторами и в следующем году будут сданы в эксплуатацию. Таким образом, сэкономив большие объемы природного газа, мы можем расширить наши экспортные возможности. В то же время это, считаю, очень важный вопрос и для других инвесторов. В настоящее время благодаря проводимым реформам, прозрачности, кадровым реформам, а также нашей Победе во Второй Карабахской войне к Азербайджану есть очень большой интерес. Достаточно много обращений, связанных с выполнением работ, налаживанием бизнес-связей. Сегодня Азербайджан является одной из редких стран в мире, сумевших привлечь к себе такой интерес.

Наши экономические показатели также очень позитивные. Итоги первого квартала, эти цифры фактически не нуждаются в каких-либо комментариях. Валовой внутренний продукт вырос на 6,8 процента. Сегодня мир, если так можно сказать, вступает в постпандемический период. Возможно, использовать слово «постпандемический» немного рано, но во всяком случае нынешняя ситуация в мире и Азербайджане указывают на это. Поэтому считаю, что 6,8-процентный рост в экономике может считаться большим достижением. А в ненефтяном секторе рост измеряется еще более высокими цифрами. Наша ненефтяная экономика выросла более чем на 10 процентов. Рост в сфере промышленного производства составляет примерно 4 процента, а в ненефтяном промышленном производстве превышает 18 процентов. Эти цифры сами по себе являются подтверждением моих слов, потому что диверсификация экономики, сокращение зависимости от нефтегазового сектора, снижение его доли как в валовом внутреннем продукте, так и в экспорте – все это реальность.

Внешнеторговый оборот вырос более чем на 60 процентов. Наш экспорт увеличился почти вдвое. Конечно, здесь следует учитывать и растущие цены на нефть. Однако наш ненефтяной экспорт тоже вырос в достаточной степени – на 45 процентов.

Это произошло именно в результате проведенных реформ. Я никогда не сравнивал Азербайджан с другими странами. Однако не верю, чтобы во многих странах была похожая статистика. Конечно, наш внешнеторговый оборот вырос, а внешний государственный долг сократился. Если сравнить с апрелем прошлого года, то можно увидеть, что тогда наш внешний государственный долг составлял 18 процентов валового внутреннего продукта, в настоящее время он составляет всего 12,5 процента. То есть, в течение года нам удалось сократить внешний долг более чем на 600 миллионов долларов. Это стало возможным в результате реализации стратегии управления внешним долгом. В свое время я поставил задачу с большой осторожностью подходить к получению кредитов. В то же время государственные компании, которые в свое время, ни у кого не спрашивая, самовольно брали различные кредиты, а когда не могли их погасить, эти платежи ложились на государство. Одновременно наблюдалась очень непрозрачная картина. Этому тоже был положен конец. Сейчас ни одна государственная структура не может взять ни одного маната кредита без разрешения правительства. Каждый полученный кредит утверждается правительством. Мы должны привлекать кредиты только на важные проекты, имеющие высокотехнологичный компонент, а также на проекты, реализуемые на освобожденных землях. Необходимости в предоставлении кредитов на другие проекты нет. Именно поэтому мы сократили внешний государственный долг как в абсолютных цифрах, так и в соотношении с валовым внутренним продуктом. Естественно, увеличился и валовой внутренний продукт, пока не хочу называть цифры. Однако считаю, что если мы будем продолжать развиваться такими темпами, то до конца года будет существенный рост.

Внешнеторговый баланс тоже очень позитивный, положительное сальдо всего за три месяца превышает 5 миллиардов долларов. То есть, это очень большая цифра. Специалисты знают, что в большинстве стран мира сальдо отрицательное. Страны больше импортируют, чем экспортируют. В Азербайджане же только за три месяца 5,1 миллиарда долларов дохода – наш экспорт превышает импорт. Конечно, уверен, что до конца года эта цифра увеличится. Это оказывает незаменимое влияние на макроэкономическую стабильность, а то же время налицо рост наших валютных резервов. Валютные резервы увеличились и за три месяца. Поэтому мы по праву можем гордиться всеми этими показателями. Но это не означает, что мы можем довольствоваться этими достижениями. Нет. Сегодня процессы в мире протекают в негативном направлении. Вспыхивают столкновения, войны, и есть разные мнения, связанные с обеспечением стабильности в будущем.

В мире может возникнуть нехватка продовольствия, цены на продукты растут. Сегодня мы поговорим и об этом. Должен также отметить, что мы добились всех этих успехов собственным трудом. Ни у кого не получили ни единого маната поддержки. И освобожденные земли восстанавливаем на сто процентов собственными силами. Да, пригласили иностранные компании. Они работают там в качестве подрядчиков. Но до сегодняшнего дня ни у кого не получили ни единого маната. Рассчитываем только на собственные силы, свой талант. Хочу отметить это особо, потому что обычно после таких кровавых войн, таких разрушений – разрушения в Карабахе и Зангезуре не имеют аналога, даже во время Второй Мировой войны таких разрушений не было – созываются донорские конференции, собираются международные организации и реализуется план восстановления. Сегодня опять же достаточно взглянуть на историю Второй Мировой войны. В то время был применен план Маршалла. Если бы Америка не применила этот план для восстановления Европы, то собственными силами Европа восстановила бы свой потенциал, наверное, за 50 лет. Международные фонды оказывают финансовую помощь в связи с другими конфликтами. А нам никто не оказывает никакой помощи — ни в период оккупации, ни после нее. Большинство стран даже не хотели называть оккупацию оккупацией. Помню, в период оккупации в своей деятельности в международных организациях, а также в ходе переговоров в двустороннем формате мы с трудом добивались включения принципа территориальной целостности нашей страны в эти декларации. Многие отказывались. Хотя было ясно, как божий день, кто оккупант, а кто – страна, подвергшаяся оккупации. Вот двойные стандарты, несправедливость. Мы видим это и сегодня, видим в российско-украинской войне. В свое время, когда мы освобождали наши земли от оккупации и использовали знаменитые дроны “Байрактар”, иностранные эксперты и пресса преподносили их как оружие смерти. А сейчас в ходе российско-украинской войны их называют ангелами. Вот в чем разница, вот двойные стандарты, несправедливость в отношении нас. Это реальность. Мы же собственными силами создали и создаем новую реальность. Поэтому еще раз хочу сказать: я все еще надеюсь, что международные организации, крупные фонды, международные неправительственные организации, занимающиеся благотворительностью, обратят на это внимание. Агдам – это Хиросима Кавказа. Это говорю не я, а международные специалисты. Все города, как и Агдам, разрушены армянами до основания. Мы ни у кого не получили ни единого маната. Но нельзя и мириться с такой несправедливостью. Считаю, что наши структуры, правительство, Администрация Президента, министерства каждый по своей линии должны проводить серьезную работу в связи с этим вопросом. Если не хотят помочь, пусть скажут, что не будут помогать. Мы будем знать, что делать. То есть, после войны прошло почти полтора года. Ни один фонд не оказал нам никакой помощи. Что касается разминирования – после войны более 200 человек погибли или получили тяжелые ранения. В мире столько фондов, НПО, занимающихся данным вопросом. Чем они занимаются? Пусть помогут. У нас физически не хватает сил. Мы приобрели все, что необходимо — машины, механизмы, технику, даже дроны, обнаруживающие загрязненные минами места. Но у нас не хватает специалистов, рабочей силы. Поэтому пусть помогут нам хотя бы в этом деле. Еще раз говорю, мы и так все восстановим собственными силами. Я уже говорил, что сделаем и Карабах, и Зангезур образцовыми регионами. Граждане Азербайджана будут жить там спокойно и благополучно. Это станет примером и для мира. Но я обращаюсь к международным организациям. Пусть те, кто занимается правами человека, руководствуется принципами справедливости, хотя бы обратят внимание на Азербайджан и отойдут от двойных стандартов. Словом, эта картина, как говорится, показывает все.

Уверен, что экономические успехи, достигнутые за три месяца этого года, будут продолжаться до конца года, потому что мы видим, что возможности для достижения этого есть. Таким образом, мы успешно завершим и этот год.

НОВОСТНАЯ ЛЕНТА