Время в Баку - 11:17

САМОЕ ЧИТАЕМОЕ

Ферстаппен разнес машину перед гонкой в Венгрии не из-за нелепой ошибки


Должно быть, уже каждый фанат автоспорта за последние дни успел посмеяться над Максом Ферстаппеном и удивиться супергероям из бригады механиков «Ред Булл»: №33 влетел в стену на установочном круге перед Гран-при Венгрии, и за оставшиеся до заезда 20 минут чертовые легенды в темно-синем пересобрали подвеску с антикрылом и отправили пилота в гонку.

Как сообщает АЗЕРТАДЖ со ссылкой на sports.ru, в итоге Ферстаппен приехал с седьмого стартового места вторым и благодарил механиков и по радио, и во всех интервью после финиша. Его история стала хедлайнером всего этапа в Будапеште.

Ферстаппен разбил болид до старта гонки. Но механики спасли: починили все за 18 минут – и Макс взлетел на подиум

Тем не менее, даже после клетчатого флага не появилось ясности: как же №33 вообще оказался в такой ситуации. Гонщики крайне редко попадают в аварии по пути на стартовые решетки – и еще реже сталкиваются со стенами: обычно подобное случается в ультрасложных погодных условиях или с отвратительными машинами, да и то раз в пять лет. Ферстаппен ни разу публично не объяснял, как же у него так вышло, и общественное мнение просто восприняло инцидент как исключительно пилотажную ошибку, совершенную по глупости и необдуманности.

Однако ситуация оказалась намного сложнее и запутаннее: Макс разбил машину не из-за идиотской промашки – он специально разгонялся как можно быстрее, чтобы настроить должным образом софт и коробку передач. Все объяснил бывший пилот Формулы 1 и чемпион GP2, а ныне официальный эксперт серии Джолион Палмер.

«У Макса и всей «Ред Булл» выдался сложный уик-энд: Ферстаппен квалифицировался седьмым, Албон – 13-м. Оба – с претензиями к машине.

Макс приехал на стартовую решетку после сильного удара об стену с серьезными повреждениями подвески. Со стороны момент выглядел так, словно он просто перестарался: слишком поздно нажал на тормоза и заблокировал передние колеса, слишком резко понизил передачи и тем самым заблокировал еще и задние колеса.

Но если мы посмотрим на бортовую камеру – то лучше поймем, что случилось. Увидим, как Макс боролся с машиной уже в девятом повороте.

Эти установочные круги, формирующие стартовую решетку – обычно сплошная рутина, но в таких вот сложных условиях ты обычно на них атакуешь. На них ты проверяешь пределы сцепления, потому что на прогревочном круге такого шанса не будет – скорости слишком невысоки. Поэтому Ферстаппен жал в машине довольно сильно, оттого и возник момент с корректировкой траектории в девятом повороте.

Затем десятый – его Макс проехал более стабильно. Пятая передача в 11-м, а теперь – момент, когда столкновение уже оказалось неизбежным.

Крайне поздно затормозил, заблокировал переднюю шину сразу же, параллельно быстро понижая передачи – тем самым заблокировал и задние колеса. Даже пришлось полностью выворачивать руль в обратную сторону в попытке выловить болид – но контакт избежать уже было нельзя.

В обычном мире – сход еще даже до старта гонки.

Но давайте отмотаем обратно к 10-11 поворотам, где Макс ехал на пятой передаче.

Что обычно делает пилот на установочном круге? Чего пытается добиться от машины? Прежде всего – синхронизации передач перед стартом заезда. По-простому это означает задействование каждой передачи на установленном уровне крутящего момента – с первой до восьмой. Таким образом программа запоминает нужные установки и включает режим быстрого переключения. После каждого включения мотора достаточно сделать это однажды – после установочного круга машину уже полностью не глушат.

На треках вроде Австрии, «Сильверстоуна», «Барселоны-Каталонии» обычно есть хотя бы одна достаточно длинная прямая, чтобы пройти все передачи до восьмой. Не проблема.

Здесь же, в Будапеште, все намного сложнее: прямые вообще не очень длинные. Ферстаппен даже во время практик жаловался на трудности с достижением восьмой передачи.

Если не «освоить» ее – что ж, это не очень страшно. Тогда во время первого круга в слипстриме или при атаке на соперника Ферстаппену пришлось бы столкнуться с медленным переключением с седьмой передачи на восьмую. Потеря времени составила бы примерно 0,1-0,2 секунды.

Это чистое педанство и перфекционизм: уверен, в таких условиях большинство пилотов не выжали восьмую передачу. Могу представить, вообще никто не сделал этого – на треке в Будапеште ее непросто включить и посуху. На мокрой трассе – практически невозможно.

Вот как Макс приближался к роковому повороту: послушайте переключения передач. Он стартует с пятой. Очень быстрые и короткие переключения – он отчаянно пытается добраться до восьмой на нужном количестве мощности и крутящего момента ради процедуры синхронизации.

И когда он достигает цели – удерживает восьмую передачу ровненько на 0,1 секунды. Только потом уже резко начинает спуск по коробке и давит на тормоза. И вау, как же это поздно – совсем неподалеку от места, где жмут на педаль в сухих условиях. Вот почему он и улетел за пределы трассы на такой скорости.

Мне кажется, все произошло не из-за исследования возможностей тормозов, а из-за попытки добраться до восьмой передачи. И потому он въехал в поворот с перебором по скорости. Конечно, момент все равно остается не очень красивым: нельзя так врезаться в стену на установочном круге.

Итог: погнутая подвеска. Абсолютно феноменальная работа механиков. Никогда не мог представить, как кто-то успеет провернуть такое».

Теорию подтвердил и шеф команды Кристиан Хорнер.

«Макс атаковал там, где было сцепление, чтобы синхронизировать восьмую передачу на подходе к 12-му повороту – это означало, что нужно было жать педаль в пол. Но трасса оказалось более скользкой, чем думал Макс, а шины были довольно холодными».

Так что Ферстаппен пострадал не из-за глупости, а из-за перфекционизма – ему нужны были эти 0,2 секунды для прорыва с седьмого места и попытки бросить вызов «Мерседесам». Да, Максу повезло – но случай в Будапеште только доказывает, насколько же «Ред Булл» старается выжать все возможное из машины ради битвы с чемпионами!

И, в конце концов, за это мы и любим «Формулу-1»: тут все не так просто, как кажется.

НОВОСТНАЯ ЛЕНТА