10 Декабря 2022 - Время в Бишкеке - 08:55

Мы будем биться за каждый сантиметр своей земли до последней капли крови – очередное интервью Садыра Жапарова 23/09/22 16:03 ПРЕЗИДЕНТ


Президент Садыр Жапаров рассказал в интервью КНИА «Кабар» о своем выступлении на общих дебатах 77-сессии Генеральной ассамблеи ООН в Нью-Йорке, а также ответил на вопросы о совместной границе Кыргызстана с Таджикистаном.
(свободный перевод)

— Здравствуйте, Садыр Нургожоевич! Первый вопрос касается Вашего выступления в ООН. Общество тепло восприняло Вашу речь с высокой трибуны. Вы открыто назвали таджикскую сторону агрессором. Скажите, кто является автором текста? Вы доверили это спичрайтерам, дипломатам или взяли ответственность на себя? Поговаривают, что Вам был предоставлен готовый текст.

— Текст для выступления в ООН я написал сам. Во время перелета я дополнил очень важные моменты. Спичрайтеры не участвовали в переговорах и встречах по решению вопросов границы. Они не осведомлены обо всех подробностях. Спичрайтеры и специалисты профильных отделов администрации президента готовят тексты выступления для мероприятий внутри страны. Но и в таких случаях я вношу ощутимые корректировки и дополнения. В тексте выступления в ООН я взвешивал каждое слово, руководствуясь мудростью: «Семь раз отмерь, один раз отрежь». Трибуна ООН – это не место для игры слов, тем более, когда дело касается серьезной проблемы.

— Как бы то ни было, Ваша речь стала отражением национального единства. Она заручила Вас поддержкой тех, кто критиковал Вас раньше и, возможно, продолжит это делать в будущем. Народ показал свою сплоченность. Как Вы считаете, можно ли сохранить дух единства в дальнейшем? Вас ведь поддержали еще сторонники временного правительства, члены которого привлекаются к ответственности из-за ошских событий. Звучало много критики о политических гонениях, в частности в отношении Адахана Мадумарова, Алмазбека Атамбаева. Но можно ли в ответ на это освободить из тюрьмы Атамбаева?

— Все дела, называемые политическими гонениями, были до моего прихода к власти. Им от трех до 12 лет. Судьи знают о моей позиции: «Виновен – судите. Не виновен – оправдайте. Белый дом не должен контролировать судебные процессы, как это было раньше». Суды четко исполняют свой долг.

К примеру, недавно суд оправдал Атамбаева в делах об октябрьских событиях, строительстве школы в «Калыс-Ордо», незаконной выдаче паспортов турецким гражданам. Почему вы умалчиваете об этом? Если бы осудили по всем этим делам, то тогда обязательно сказали бы о политических мотивах. После оправдания никто не сказал о том, что это было «справедливым решением». Нужно же объективно смотреть на вещи. Народ требует поставить точку в ошских событиях 12-летней давности. Прокуратура провела расследование и передала дело суду. Точку в вопросе поставит суд. Виновные получат свое наказание, а невиновных оправдают. Мы не вмешиваемся в работу судей, из-за чего выносятся оправдательные заключения по недавним делам.

Что касается освобождения Атамбаева, то я не могу вмешиваться в судебные процессы. У меня даже нет права освободить его сейчас. У меня появится такая возможность только после окончания суда по Кой-Ташским событиям.

Недавно мой сын Рустам попросил меня принять детей Алмазбека Атамбаева. «Мы же тоже не могли попасть к Атамбаеву и просились в свое время к нему на прием. Давайте не будем повторять их ошибок», — сказал мне мой сын. Мне стало тепло от его благородного поступка. Я подумал о том, что в этом он превзошел меня. Он привел ко мне детей Атамбаева, и я объяснил им, что не могу что-то решить, пока суд не завершит работу. Мы, как правое государство, должны уважать каждую статью своих законов.

— Как Вы оцениваете состояние Вооруженных сил нашей страны и их боевую готовность? Хватит ли их мощи противостоять внешней агрессии и выдворить ее со своей территории? Почему до сих пор не удавалось этого сделать и состоялось вторжение в кыргызские села?

— Скажу честно, до моего прихода к власти наша армия и другие силовые органы были в плачевном состоянии. Мои слова подтвердят представители этих структур. В апреле прошлого года наши солдаты противостояли в военных столкновениях Таджикистану только с автоматами в руках. Два танка из имеющихся десяти были повержены огнем. Они вышли из строя, не доехав последние пять километров. Остальная техника не то чтобы не ездит, а даже не заводится. У танков 1970-80-х годов нет аккумуляторов. У нас не было ни истребителя, ни вертолета. Вот такую армию я получил под командование. В течение одного года я рассматривал возможности ее усилить. Я поручил увеличить средства на питание в два раза, а также направил все возможные средства на покупку современного боевого оружия. Эти усилия позволили нам нарастить силы. У нас хватит сил отразить вторжение врага. Мы не собираемся наступать на чужие земли, но и свои мы никому не отдадим. Наша армия с отощавшей собаки пересела на резвого рысака. Мы на этом не останавливаемся и продолжаем укрепляться.

Что касается фактов вторжения в наши села, то тут нужно учитывать расположение местности, подобное шахматному полю. После распада СССР люди продавали свои дома и уезжали на заработки в Бишкек или города России. Когда началась атака в нашу сторону, мы эвакуировали наших граждан с этих опасных зон. Села были опустошены. Они сожгли дома и установили свой флаг на школу. Но мы нанесли ответный удар и выдворили их из своих земель.

— Вы 17 лет назад, когда впервые пришли в Жогорку Кенеш в качестве депутата, сделали очень эмоциональное и прорицательное заявление о проблеме границы. Тогда Вы сказали, что решение потребует миллиардные вложения. Тогда Вы внесли свои предложения на рассмотрение Курманбеку Бакиеву. Как теперь будет решаться этот вопрос? Нужны ли по-прежнему такие огромные суммы? Или же от безысходности придется согласиться на их условия, чтобы предотвратить вероятность дальнейших потерь?

— Я не прорицатель. Человек, способный глубоко мыслить, может проанализировать происходящее и сказать, к чему это может привести через 10-15 лет. Когда в то время поднимали тему «Кумтора», я знал, что спор не решится в нашу пользу, потому что была сильная мафия. Но я знал, что исход будет для нас положительным через 10-15 лет.

Я видел, как 17 лет назад они начали скупать дома в селах, расположенных в шахматном порядке. Так они приближались к нашим землям. Эта картина еще тогда вызвала у меня сильную тревогу.

Я тогда предложил Курманбеку Бакиеву сделать Ош временной столицей, и до решения вопросов с границей президенту, правительству и парламенту вести работу оттуда в течение пяти-шести лет. Аналогичное предложение я вынес в парламенте. Но меня никто не послушал. Тогда мои братья из севера подумали, что я пытаюсь услужить перед южными, и невзлюбили меня за это. Но я тогда преследовал совсем иную цель. Я хотел решить проблему государственного значения. Курманбек Бакиев ответил, что мне не стоит продвигать эту инициативу. «Садыр, я же сам с юга, пришел на место Акаева. Выходцы из севера неправильно поймут меня, если я перенесу столицу в Ош», — сказал он.

Мне неприятно даже называть имена тех, кто раньше говорил, что проблема решится только передачей наших земель. Я не предатель в отличие от них. Мы, наоборот, возвращаем земли, которые были отданы ранее. Скоро мы по этому поводу проясним. Мы должны бороться за каждый сантиметр своих земель до последней капли крови.

Земли Кыргызстана не принадлежат вам или мне. За наши территории самоотверженно сражались наши предки, не жалея своих жизней. Ни мы, ни наши потомки не должны забывать об этом и вставать на защиту своей территории. Каждый клочок земли наших предков должен быть передан потомкам как должное наследие. Это должно продолжаться тысячелетиями.

— В интернете распространилось фото Вашего сына Рустама с сыном председателя ГКНБ Камчыбека Ташиева Тай-Мурасом в Баткене. С какой целью они поехали туда? В Баткен отправились еще депутаты, одев военную форму. Можно ли это назвать пиаром?

— Рустаму и Тай-Мурасу не нужен пиар. Они не из тех, кто идет на такое, чтобы показаться народу и завтра стать депутатом или президентом. Мы сами их направили в Баткен и дали наставление быть в рядах народа. Попросили быть их на передовой и сообщать нам, если солдатам чего-то не хватает. Они следуют нашему наказу и помогают, как могут.

— Как будут восстанавливаться дома, разрушенные в ходе последних событий в Баткене? Не останутся ли люди на улице в холода?

— Мы направим все свои силы на скорейшее решение проблемы. Мы приложим усилия, чтобы завершить все к новому году. Средств достаточно. Казна не пустует. Кроме этого, будет оказана помощь семьям погибших. Мы не оставим их детей без внимания и присмотра. Поддержку получат и родители тех, кто не успел построить свою семью. Храбрость наших героев будет достойно оценена.

— В Бишкеке прошли митинги, участники которых требовали передать властям право решить проблему им. Но ни один из них не осмелился сесть в машину, когда предоставили транспорт. Вы сказали, что нет надобности направлять туда рядовых граждан. Вы же получали об этом информацию от профильных органов? Известно ли Вам, чьими сторонниками они являются и какие преследуют цели?

— Вы задали очень интересный вопрос. Они не настоящие патриоты. Они хотели воспользоваться моментом и достичь своих целей. Какие цели они преследовали, это и так ясно. Мы всех знаем. Но мы не будем никого трогать. У нас демократия. Пусть пользуются правом свободы слова, но вместе с тем, они не должны распространять ложную информацию, прикрываясь своим правом.

Вы сами видели лжегероев, которые стремились в Баткен. Мы предоставили им транспорт, но никто из них не сел в него. Если бы они были настоящими патриотами, то они не стали бы кричать у Белого дома, а сразу направились бы в Баткен.

Пользуясь случаем, хочу сказать таким лжепатриотам, что сейчас мощи Вооруженных сил и армии хватает. Если у армии не будет хватать сил, то мы не станем вас утруждать выходить на митинг, а выдернем вас с теплых постелей. У государства есть на это полное право. Тогда мы увидим, насколько вы патриоты. Но будем просить Бога, чтобы такого не случилось.

Вместе с тем хотел бы еще обратиться к нашим рядовым гражданам. Когда начинается агрессия и вам говорят выйти для эвакуации, то все до единого должны следовать инструкции. На месте должны остаться только пограничники и военные. В прошлом году, когда была атака на Головной водозабор, молодые люди из Баткена отправились туда и начали обкидывать камнями. На приказ удалиться всем и не мешать военным никто не отреагировал. От взрыва гранатомета погибли 17 человек. Все они были молодыми ребятами.

— В определенных кругах поговаривают, что нужно расчистить окружение президента, потому что оно тянет его назад. Кто в числе Вашего окружения? Согласны ли Вы с тем, что они не исполняют должным образом свои обязанности? Кто должен уйти?

— Такие слова нужно прекращать. Как президенту мне виднее, кто как работает. Конечно, недостатки есть. Но все случается постепенно. Мы сменяем кадры, которые показывают слабую компетентность. Среди них и те, кто работал раньше. В этом вопросе народ должен понять одно. Все помнят, что после октябрьских событий я привлекал только молодые кадры, они поработали около полугода. Из-за нехватки опыта они мучились сами и мучили государство. Среди министров были те, кто даже не знал, что такое штатное расписание. Как с такими знаниями они будут руководить целым министерством? Не нужно думать, если ты соорудил теплицу и начал выращивать огурцы, то сможешь уже стать министром. Проблемы министерства не решаются одной теплицей.

Старые кадры во главе с Акылбеком Жапаровым я привел сам. Мы все детально обговорили. «Меня не интересует то, как вы работали раньше. Если в дальнейшем при работе со мной ваши дела не будут чисты, то не обижайтесь. Будете работать только на зарплату. Если украдете хоть один сом или будете действовать в личных интересах, то окажетесь за решеткой», — сказал я им.

Лично Акылбеку Усенбековичу я всегда говорю, что мы оба – Жапаровы, не будем очернять фамилию, пусть наши имена останутся в истории белыми буквами, не позволим нашим детям стыдиться за нас.

Если команда была бы плоха, то она не смогла бы за год поднять бюджет от 280 до 411 миллиардов. Мы бы не смогли поднять с плохой командой размеры пособий, усилить армию и повысить зарплаты в три раза.

Страны-партнеры удивляются нашим обращениям продать оружие и технологии. Они говорят, что раньше мы просили дать все бесплатно. Для них стало большим вопросом, откуда у нас появились средства.

С плохой командой мы бы все еще топтались у разбитого корыта и не смогли бы даже строить школы. По республике завершено строительство 37 школ, трех детских садов. До конца года планируется завершить строительство еще 48 школ, восьми детских садов и одного учреждения здравоохранения.

Асфальтируются дороги. В этом году асфальт уложен почти на 600 километрах дорог.

Поэтому хотел бы призвать воздержаться от дежурных слов, что нужно чистить окружение. Если привести молодых, то мы попросту потратим два-три года, пока они наберутся опыта. Мы сейчас назначаем молодые кадры на разные позиции, отбирая их из Национального кадрового резерва. Они будут продвигаться по карьерной лестнице и придут со временем к высоким должностям.

Да, в региональных представительствах исполнительной власти есть кадры, которые не показывают хорошую работу. Это же наблюдается среди некоторых министров. Если они не исправятся, то будут сняты с должности.

Сейчас все находится под моим контролем. Я слежу за всеми их действиями и требую отчетности. Я хотел бы попросить народ: раз вы меня избрали президентом на пять лет и доверились мне, то доверьтесь до конца. Вы подведете свои итоги через пять лет.

И хотел бы еще обратиться к блогерам, раздающим, по их мнению, хорошие советы, не надо поучать уму. Некоторые высказывают мнение, что было бы хорошо, а что нет, уже по реализуемым проектам. Когда к ним обращаешься, выясняется, что у них нет ни знаний, ни опыта в том, о чем они говорят. Их знания ограничены данными из интернета, и в своей речи они любят упоминать сравнения с Москвой, Лондоном. Сколько же они нас учили по решению проблем в Баткене. Но то, о чем они говорили, и так делалось уже давно.

— На Вашей последней встрече с Владимиром Путиным он сказал, что передал Кыргызстану технику. Недавно МЧС Кыргызстана заявило, что техника была куплена ведомством. Можете прояснить этот момент?

— С момента моего прихода к власти, мы не получили ни одной единицы техники для МЧС. Было подписано соглашение с Владимиром Путиным о передаче нам одного вертолета и пожарных машин. Он сказал, что техника будет направлена в ближайшее время. Возможно, его слова коверкают недоброжелатели. Техника, полученная недавно МЧС, куплена полностью на бюджетные средства.

— Не утихает шум вокруг золота. Что Вы можете ответить на это?

— Я говорил в прошлый раз, повторюсь и сейчас. У Жогорку Кенеша есть полное право создать соответствующую комиссию и провести проверку. Никто им в этом препятствовать не будет. Я скажу торага, чтобы создали комиссию. Пусть они расскажут общественности, после проверки, о правдивости или ложности своих домыслов. Пусть призовут к проверке и общественных активистов, особенно блогеров, которые не имеют никакого понятия о золоте. Если они обо всем узнают, то шум вокруг этой темы прекратится.

Скажу сразу, если выяснится, что кто-то украл хоть 1 килограмм золота, не говоря уже о тоннах, то я позабочусь об его отправке за решетку, и не посмотрю, является ли он мне родственником или другом. В десятикратном размере будет возмещено то, что было украдено. Поэтому, пока я у власти, можете даже не думать, что золото может быть разворовано.

— Большое спасибо, Садыр Нургожоевич, за уделенное время. Желаем успехов в делах!

— Спасибо, и вам желаю успехов!

САМОЕ ЧИТАЕМОЕ

НОВОСТНАЯ ЛЕНТА