Время в Баку - 17:31

САМОЕ ЧИТАЕМОЕ

ОТВЕТ ОТ АББАСГУЛУ НАДЖАФЗАДЕ НА ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО АСЛАНА КЯНАНА (опубликованой на azpolitika.info — 10.06.2020 и strateq.aq — 10.06.2020)


Аббасгулу  Наджафзаде, доктор искусствоведения, профессор

a.najafzade@yahoo.com

 

Уважаемый АСЛАН КЯНАН!

 

Я прочитал вашу критическую статью, адресованную на мой адрес.

Прежде всего, позвольте мне заранее сказать, что без критики не бывает развития. Но эта критика должна быть объективной и беспристрастной.

Во-вторых, вы очень неудачно выбрали название своей статьи. Вы можете сказать, что название от сайта дается таким образом. В любом случае эти слова основаны по вашей статье, и высказанные мнения принадлежат вам. Однако из названия ясно, что вы не знакомы с моими исследованиями.

Любой, кто знает меня, знает, что даже моя небольшая статья основана на науке, а не на лжи.

Что касается книг Фиридуна Шушинского, его исследования по нашей музыкальной культуре гораздо более вредны, чем полезны. Я готов доказать это кому угодно.

В книгах и телевизионных беседах Ф.Шушинского есть сотни ложных фактов об изучении мугама и органологии. Я хотел бы обратить ваше внимание на некоторые из них.

Он пишет, что первый Азербайджанский оркестр народных инструментов был создан в 1920 году армянином Аванесом Иоанесяном. В своих работах я доказываю, что это неправильно, что первый оркестр азербайджанских народных инструментов был создан в Тебризе в 1908 году во время правления Народного Героя Азербайджана Саттархана (1867-1914), во время Конституционной революции. (Məşrutə inqilabı)

Он пишет, что первая граммофонная пластинка была изготовлена в 1906 году одним из азербайджанских певцов Джаббаром Карьягдыоглу. Я заявляю, что это неправильно, впервые в 1903 году был записан голос певца Абдулгадира Джаббарова.

Ф.Шушинский пишет, что Садыгджан был первым, кто поднял тар на свою грудь. А я протестую, что мы видим на миниатюрных картинах 15-го века, выполненных художниками из Тебриза, а также в других источниках, как тарист играл на инструменте именно на своей груди.

Шушинский представляет «Аразбари» как ударный мугам, а мы неоднократно доказывали на научных семинарах и конференциях, что это не ударный мугам.

Он говорит, что по предложению Узеира Гаджибейли Абуталиб Юсифов сыграл «Орта Махур» на диатонической гармони. Мой ответ заключается в том, что только фрагмент можно сыграть. Невозможно сыграть этот мугам в виде дестгяха на диатонической гармони.

Он говорит, что кяманчу привез в Баку армянин Арсен. Я говорю, что на кяманче всегда исполняли музыку в Азербайджане, в том числе и в Баку. Он говорит, что четырехструнная кяманча была впервые изготовлена армянином Сашей Оганезашвили. Я не согласен, потому что в XVII веке немецкий путешественник Энгельберт Кемпфер писал, что в Азербайджане было 4-, даже 5-струнные кяманчи.

В своей книге он упоминает только нескольких азербайджанских исполнителей на кяманчи, все остальные упомянутые – армяне, как будто этот инструмент армянский, или мы научились у них. Это ошибка, поэтесса Мехсети Гянджеви еще в XII веке наряду с другими инструментами также прекрасно играла на кяманче.

Историк XVI века Искендер Мунши упоминает имена таких прекрасных исполнителей на кяманчи, как Мирза Мохаммад Каманчаи и Устад Масум Каманчаи.

Разве Ф.Шушинский, сам историк, не знал этого?

Однако, этим не заканчивается перечислением ошибок. Некоторые ссылки в книгах Ф.Шушинского либо искажают мнения, либо, когда мы проверяем источник, мы видим, что такие статьи вообще не существует.

Дорогой Аслан Кянан, скажите мне пожалуйста сейчас, должны ли мы преподносить нашу музыкальную культуру нашим детям так, как писал Фиридун-бек?

Его книги не были написаны в научном стиле, и он в основном писал портретные очерки о деятелях искусства, в том числе о многих армянах.

Цель нашей статьи к который Вы критично отнеслись, не исследование творчества Ф.Шушинского, а только поверка его информации о деятелях культуры XIX-XX веков. Мы всегда рекомендуем молодым исследователям внимательно пользоваться книгами Ф.Шушинского, проверять первоисточники, уточнять цитаты.

Вы пишете: «Первое и последнее исследование истории мугама в Азербайджане связано с именем Фиридуна Шушинского». Из вашего предложения ясно, что вы не знаете об азербайджанских исследований мугама, и в целом про историю нашего мугама.

Это значит, что вы игнорируете работы таких авторов, как Сафиаддин Урмави, Абдулгадир Марагали, Фатулла Ширвани, Мирза бей, Мир Мохсун Навваб, Агалар бей Аливердибеков, Узеир Гаджибейли, Мамедсалех Исмайлов, Афрасияб Бадалбейли, Рамиз Зохрабов, Рена Мамедова, Земфира Сафарова, Гюльназ Абдуллазаде, Сурайя Агаева, Санубар Багирова, Рафиг Имрани, Джамиля Гасанова, Фаиг Чалабиев и других ученые которые исследовали мугам…

Цель нашей статьи состояла и в том, чтобы обратить внимание на историю песни “О хал ня халдыр” (“Эта родинка, что за родинка”), на несоответствия в поэтическом тексте и выразить нашу позицию.

Вы критикуете мою статью за то, что в ней не указаны источники. Обычно на сайтах источники не указываются. Но я стараюсь указывать источники в своих статьях на сайтах. Иногда сокращения ссылок на источники делаются для того, чтобы текст не был длинным.

Вы утверждаете, что “статья основана на предрассудках и враждебности по отношению к видному искусствоведу Фиридуну Шушинскому”. Если статья основана на фактах, о каких «предубеждениях и враждебности” может идти речь?

Вы называете Фиридуна Шушинского “искусствоведом-ученым”, это может быть для вас, но у покойного не было ни научного звания, ни ученой степени. Это значит, каждый, включая вас, может назвать себя ученым. Прошу вас, не стоит недооценивать ученых.

Вы пишете: около 60 лет прошло с момента выхода в свет публикации о сочинении «Джаббар Карьягдыоглу». Почему вы все еще не высказали свое мнение о книге? Не понимаю, вы задумывались, о чём пишете? Должен ли я прокомментировать эту книгу? В конце концов, почему вы не понимаете, что целью этой статьи является не анализ какой-либо книги Ф.Шушинского, а изучение конкретной народной песни?

Вы пишете: «Героично ли из-за какого-то «недостатка», писать бред какой-то о Фиридуне Шушинском, об исследователе истории мугама, который умер 25 лет назад?» Уважаемый Аслан, я исследователь, я должен консультироваться с вами по темам, над которыми я работаю?

Для ученого нет понятия времени или пространства, он может изучать любой период, любой предмет. Я занимаюсь нашим музыкальным фольклором более 40 лет.

Много лет я был музыкальным руководителем первого фольклорного ансамбля «Дастан», созданного в республике под художественным руководством народного артиста Баба Махмудоглы.

Я сделал ряд уникальных музыкальных инструментов на собственные средства. Песню “О хал ня халдыр” (“Эта родинка что за родинка”) мы также исполняли 40 лет назад.

Всем известна предвзятая позиция Ф.Шушинского против покойных – Гаджибабы Гусейнова, Баба Мирзоева, Хабиля Алиева, Ислама Рзаева, Талята Гасымова, а также, храни Аллах их жизнь, против  Алиабаба Мамедова, Арифа Бабаева, Джанали Акбарова, Ниямеддина Мусаева, Рамиза Гулиева, Полада Бюльбюльоглы и других.

Если кто-то предал свой народ, умер или выдавал не действительную информацию в своих книгах, должны ли мы молчать?

Речь идет не только о Ф.Шушинском, любая дезинформация вводит в заблуждение молодых исследователей. Долг каждого ученого – устранить эти ошибки и проблемы в своих исследованиях. Если вы подходите к этому с эпитетами «предвзятый», «неэтичный», «оскорбительный для автора», мне нечего сказать.

Я написал в статье: “Какой отец может рассказать незнакомцу, то есть певцу, о красоте своей дочери, и певец споет невесте песню о любви, используя эротические выражения: «у меня не осталось сил», «прекрасная, что разбивает мое сердце», «один раз поцелую, один раз укушу» (“daha məndə hal qalmadı”, “ürəyimi üzən gözəl”, “bir öpərəm, bir dişlərəm”)” и так далее. Представление происхождения песни таким способом является унижением и оскорблением для азербайджанского мужчины.

Вы искажаете идею, удаляя предыдущее предложение:   … певец спел песню любви для невесты и использовал эротические выражения в песне. Предположительно, в этой песне используя выражения «у меня не осталось сил», «прекрасная, что разбивает мое сердце», «один раз поцелую, один раз укушу» (“daha məndə hal qalmadı”, “ürəyimi üzən gözəl”, “bir öpərəm, bir dişlərəm”) Фирудин (правильно Фиридун. – А.Н.) бек оскорбляет азербайджанских мужчин. Да, Ф.Шушинский клевещет на дядю Джаббара, разговор об похвалы невесты – его выдумка”.

Дорогой Аслан Кянан, видите ли, вы занимаете предвзятую позицию, более того, вы используете наше имя.

Сразу после этих предложений в статье представлены взгляды исследователя-журналиста, покойного Машалла Худубейли (1950–2017), сына народного артиста Хана Шушинского (1901–1979) Аслана Джаванширова. Они представляли это так, что такого события и разговора о невесте не было, проявление такого события они считают продуктом воображения Ф.Шушинского. Очевидно, эти мысли не приносят вам пользы, поэтому вы хотите запутать читателя, написав «одно предложение оттуда, одно предложение отсюда».

Вы пишете: «Прежде всего, знайте, что стихи, которые вам не нравятся, взяты из книги «Ашуги», составленной Хумматом Ализаде в 1938 году».

Что мне нужно знать, так это то, что я дал тот же текст и источнике в статье. Это второй том книги с одноименным названием, а первый том был опубликован в 1932 году.

Что мне не нравится, это то, что ни один азербайджанский тюрк не захочет похвалить дочь таким образом. И петь эти слова в песне нельзя, это неправильно. Неверно будет и тогда, когда на церемонии «похвала невесты», описанной Ф.Шушинским, певец-ханенде будет читать эти слова для отца девочки.

Вы пишете: «По вашему заявлению Ф.Шушинский в своей книге якобы показывает, что песня “В Ереване не осталось родинки” (“İrəvanda xal qalmadı”) была исполнена не в 1924 году, а в 1910 году Дж. Карьягдыоглу».

Но я не упомянул имя Ф.Шушинского, прочитайте, как я написал: «Изучая факты, становится ясно, что Джаббар Карьягдыоглу знал эту песню не в 1924 году, а по крайней мере до 1910 года.

Потому что в 1910 году песня “O xal nə xaldır” («Эта родинка, что за родинка»), в исполнении Машади Хилала Зейналова была записана на граммофоне. Видимо, он услышал эту песню от Джаббара Карьягдыоглу. Несомненно, ашугскую песню “O xal nə xaldır” (“Эта родинка что за родинка”) в творчестве ханенде впервые представил Джаббар Карьягдыоглу».

Хочу рассказать вам хорошие новости о том, что стал известен источник, в котором дядя Джаббар спел эту песню еще в 1907 году. Этот факт еще раз подтверждает ложность предполагаемой церемонии «похвалы невесты» Шушинского, которая состоялась в советское время.

В статье мы предоставили справку (регистрационный код: FM0203010002) Министерства культуры Азербайджанской Республики: «Наличие в устной традиции примеров, похожих на слова песни, а также наличие песни Кяркука со строкой “O xal nə xaldır” («Эта родинка, что за родинка») показывает, что такая песня когда-то звучала в среде народа. Песня «В Ереване не осталось родинки» (“İrəvanda xal qalmadı”) также появилась в результате мастерской интерпретации этой песни Джаббаром Карьягдыоглу. Другими словами, Джаббар Карьягдыоглу не «писал» слова новой песни, не составлял новую песню, а просто пел некоторые части известной песни, которые остались у него в памяти».

Мысли настолько представляются ясно, являются подтверждением того, что мы написали, то есть автором песни, как писал Ф.Шушинский, является не Дж.Карьягдыоглу, а просто песня стала модной в его интерпретации.

А вы искажаете мнение Министерства культуры, которое является авторитетным учреждением. Якобы в Министерстве заявили, что автором песни был Джаббар Карьягдыоглу. Вы пишете: «На странице государственного реестра (Регистрационный код образца: FM0203010002) приводятся примеры нематериальное культурное наследие Азербайджана связанные мнением о песне «В Ереване не осталось родинки» (“İrəvanda xal qalmadı”), эта организация также заявляет, что автором песни является Джаббар Карьягдыоглу, основываясь на словах заслуженного деятеля искусства Фиридуна Шушинского и многих выдающихся людей».

Многие из выдающихся людей, о которых вы упоминаете, говорили то же самое, что писал Ф.Шушинский, они не сказали нового слова.

Уважаемый Аслан Кянан, вы видите, сколько искажений вы допускаете в своей маленькой статье, вы должны были прочитать мою статью беспристрастно и внимательно.

Справочник по регистру показывает, что Дж. Карьягдыоглу вдохнул в песню второе дыхание, т.е. эта песня существовала и раньше.

Это то, что мы и говорим.

Я  полностью согласен с одной из ваших идей, вы пишете: «Никто больше не сможет написать то, что написал Фиридун Шушинский». Это правда, потому что никто не может позволить себе пропагандировать и продвигать армян в своих книгах так, как он.

Я ожидал что вы в своей критической статье будете вести полемику, будете высказывать новые идеи на благо нашей работы.

Но песня была оставлена в стороне, вы пытаетесь представить личность Фиридуна Шушинского.

Напомню: Гасанов Фиридун Мамед оглы фигурирует в приговоре от 10 сентября 1996 года Сабаильского народного суда. В постановлении гсуда оворится, что в книге Шушинского «Мысли музыковеда» (“Musiqişünasın düşüncələri”) выявлены  оскорбления видных деятелей, корифеев Азербайджана.

Уважаемый Аслан, в этой статье вы снова упоминаете название книги, а значит, вы не считаетесь с решением суда. Помните, что мы живем в демократическом обществе, и, как любой гражданин, вы должны соблюдать законы Азербайджана и уважать решения суда.

Наконец, позвольте представить вашему вниманию фальсификацию Ф.Шушинского в телевизионных программах.

Алекпер Назарли, дед заслуженной артистки Адили Афлаки, был богатым и известным гармонистом в начале прошлого века. Очерк о нем был также дан в «Энциклопедии Мугама». У Алекпера Назарли был большой двор, цветочный сад, где он проводил музыкальные встречи и делал много уникальных фотографий. Ф.Шушинский узнает об этом, приходит к Адиле ханум и говорит, что подготовит телевизионный сюжет об Алекпере, забирает эти фотографии и обещает, что вернет их через несколько дней. Он уходит, и не возвращает фотографии.

Кроме того, Адиля ханум говорила, что дядя Джаббар часто посещал нас, а мой дедушка был богатым человеком, и они приглашали фотографа во двор и фотографировали. Затем Ф.Шушинский использовал эти снимки в телевизионных программах и представлял их зрителям как фотографии, сделанные во дворе какого-то бека в Карабахе.

Можете ли вы представить себе положение членов семьи Адили ханум? Одна из этих картин была случайно оставлена ​​близкими родственниками и оказалась включена в «Энциклопедию мугама».

Уважаемый Аслан Кянан, в науке фальсифицировать нельзя, если кто-то защищает негативные действия, то он сам становится таким.

 

НОВОСТНАЯ ЛЕНТА