Время в Баку - 07:37

САМОЕ ЧИТАЕМОЕ

Чудовищное преступление в Нахчыване: армяне и советские солдаты стерли древний некрополь тюрков ПРОДОЛЖЕНИЕ БЕСЕДЫ С АЖДАРОМ ИСМАЙЛОВЫМ


Еще месяц назад в беседе с haqqin.az известный азербайджанский историк и филолог Аждар Исмайлов рассказал об истории уничтожения советскими солдатами накануне развала СССР древнего некрополя «Дарашам» в Нахчыване. На протяжении долгих десятилетий армянская пропаганда представляла этот некрополь в образе разрушенных азербайджанцами древних армянских хачкаров.

Да, «Дарашам» остался «за кадром» политических процессов, которые на стыке двух столетий все больше набирали обороты на территории уже дышащей на ладан страны. По всей видимости, на это и рассчитывали истинные авторы этой чудовищной идеи, хотя позже для ее реализации был придуман уже иной сценарий. Подняв скандал поистине вселенского масштаба, армяне подали сигнал SOS в UNESCO, AAAS (Американскую ассоциацию содействия развитию науки), в International Council on Monuments and Sites — ICOMOS (Международный совет по сохранению памятников и достопримечательных мест) и другие международные организации, требуя немедленного рассмотрения вопроса уничтожения якобы принадлежавших их далеким предкам уникальных надгробий. Дальнейшая траектория их бесконечных жалоб и обращений, многие из которых, кстати, выходили далеко за рамки элементарного здравого смысла, впечатляет не меньше. Но какова же была позиция научной элиты нашего государства, которая, по сути, первая должна была бить в набат, узнав о попытках армянских псевдоученых внести свои коррективы в историю этих античных захоронений, не говоря уже об их варварском уничтожении?  Неужто азербайджанские ученые, решив ограничиться позицией равнодушного наблюдателя, не понимали, что замалчивание этой проблемы было не меньшим преступлением, чем сам чудовищный акт вандализма на месте погребения тюрков-огузов? Эти и другие вопросы в продолжении нашей беседы с профессором Аждаром Исмайловым. 

                                                             

                                                                                                                       Аждар Исмайлов

— Профессор, прежде всего хотелось бы знать, почему армяне, утверждая, что некрополь «Дарашам» принадлежит их далеким предкам, допустили его варварское уничтожение?

— Ранее я говорил о раскопках на территории некрополя «Дарашам», которые были начаты двумя учеными-археологами по поручению директора Государственного Эрмитажа Орбели. Сделано это было с единственной целью — найти в этих захоронениях останки предков армян. Однако, вскрыв две могилы, ученые обнаружили в них явные доказательства проживания в этой местности тюрков-огузов, таким образом, дальнейшие раскопки попросту теряли смысл, ибо ни о каких останках армян здесь уже не могло быть и речи. Сам же демонтаж некрополя состоялся в конце 80-х, то есть в самый разгар горбачевской перестройки, которая, как известно, развязала руки армянам в их стремлении перетасовать исторические факты в собственных интересах. Безусловно, если бы найденные в некрополе «Дарашам» останки действительно принадлежали армянам, Георгий Шахназаров (помощник Генсека ЦК КПСС М.С.Горбачева – haqqin.az) едва ли распорядился бы превратить здешние надгробия в щебень и сравнять с землей территорию этого древнего кладбища. Я уверен, что даже постфактум армяне поспешили бы завладеть хотя бы парой обломков этих уникальных строений, чтобы затем организовать выставку своих трофеев в лучших музеях мира с целью доказать, что Нахчыван является исконно армянской землей, и таким образом закрепить этот бред в мировой истории.

— Но армяне не перестают утверждать, что эта варварская акция была совершена по распоряжению азербайджанских властей?

— Полнейший абсурд, и чтобы доказать это, достаточно взглянуть на кадр, снятый в момент демонтажа некрополя, на котором отчетливо виден грузовик с армянскими госномерами и советскими военнослужащими. К тому же надо учесть, что некрополь располагался недалеко от границы с Ираном, которая охранялась советскими погранвойсками, в связи с чем въезд на эту территорию был невозможен без особого разрешения.

Неопровержимый исторический факт уничтожения некрополя советскими солдатами

— Почему же не последовал адекватный ответ на это событие с нашей стороны? Почему никто не потребовал рассмотрения этого вопроса в юридической плоскости? Разве в Азербайджане в те годы не было Академии Наук, Института истории, Института археологии, Министерства культуры, наконец? Или их больше устраивала позиция «наша хата с краю»?

— Видимо, так оно и было, в противном случае сегодня мы с вами рассматривали бы эту проблему в ином ракурсе. Впрочем, немаловажную роль здесь сыграл и тот факт, что в те годы партийное руководство республики было далеко от таких понятий как «национальное самосознание», «национальные ценности».

— Но ведь этот акт вопиющего вандализма практически уничтожил целый пласт в истории тюрков-огузов?

— Да, к сожалению, но именно этого и добивался «центр». Ведь если бы тайна этого некрополя была раскрыта, то стали бы известны не только история населявших древний город-крепость Дарашам беков огуз-тюркского происхождения, но и полное отсутствие материально-исторических доказательств армянских ученых, продолжавших претендовать на так называемый «армянский Нахчыван». Помимо этого, была бы обнажена и политическая подоплека захватнической модели «Передний Кавказ без тюрков» жестокой империи.

— И даже это не вызвало никакой реакции азербайджанских ученых? И никто даже сегодня, спустя тридцать с лишним лет с момента этих событий не потребовал призвать к ответу виновников этого преднамеренного преступления против уникальных шедевров античного зодчества?

— На тот момент нужны были люди, способные понять глобальность этой проблемы, а их, увы, в республике не оказалось. Более того, и спустя много лет, к сожалению, не последовало ни одного выступления наших историков по этой теме, хотя мы уже давно живем в условиях совершенно иных реалий и при нынешнем внимании государства к нашей национальной истории, культуре, этнографии, подобное отношение как минимум удивляет. Думаю, что Национальная Академия наук могла бы организовать раскопки в этой области даже сейчас, чтобы найти там хотя бы какие-то следы вычеркнутой из истории нашего государства эпохи.

— Но существуют же фото-документы, которые могли бы стать лучшим ответом на происки околонаучных авантюристов и лишить их малейшего шанса быть услышанными мировым научным сообществом.

— Разумеется, они есть, ибо любое слово ученого без конкретных доказательств попросту не может быть услышанным.

— Кем были сделаны эти фотографии?

— Сделаны они были самими же армянами, хотя, конечно, для совершенно иных целей. И именно по этим снимкам мне удалось доказать их преступную деятельность против нашей древней истории.

Прежде всего хочу отметить конкретный неопровержимый факт. Дело в том, что  археологическая культура, найденная на территории некрополя «Дарашам», на отдельных этапах истории трех тюркских государств (Биаини, Арме, Парт/Парфя), во временные административные территории которых входили земли Переднего Кавказа азербайджанских тюрков, в том числе и созданные тюрками-огузами вместе с родственным народом совместно-синкретические общетюркские нравственные ценности, культура и относящийся к истории государственности Туран, явилась высшим достижением тюрков. Эту тему я подробно раскрыл в своем научном исследовании, вошедшим позже в книгу «Древние племена тюрков Передней Азии и Переднего Кавказа».

Но здесь важно подробно остановиться на работах армянских историков, которые утверждают (опять же, при полном отсутствии материально-исторических доказательств), что Нахчыван испокон веков принадлежал армянам, ссылаясь при этом на вымышленные и никем не подтвержденные записи, сделанные в их церковных книгах. Общеизвестно, что армяне появились в Нахчыване после их массового переселения из поселка Джуга Исфаханской области Южного Азербайджана, расположенного на противоположном берегу реки Араз — это документально подтвержденный исторический факт, о чем я уже говорил.

Хочу обратить ваше внимание на то, что поселок Джуга Исфаханской области Южного Азербайджана с населявшими его армянами подробно описан в книге «Хроника» армянского историка Закария Канакерци (1627—1699), умершего, кстати, задолго до этих событий. Эта книга была издана в Москве в 1969 году.

Именно из этого поселка в 30-х годах XIX столетия несколько полунищих семей армян были переселены в небольшое тюркское село на территории Нахчывана, которое они позже переименовали на свой лад и опять же назвали «Джуга». Первая волна армянских переселенцев обосновалась также в Бадамлы, Айлис, (который, кстати, позже также стали называть по-своему – Акулиси) и в ряде наших сел вдоль побережья реки Араз и на других плодородных землях.

— Почему же армяне проигнорировали труды своего же историка?

— Разумеется, из желания приписать своему народу земли, никогда ему не принадлежавшие. Но весь вопрос в том, что сам топоним «Джуга», о котором писал Канакерци, имеет тюркское происхождение и четко прочитывается в имени Джугатай — так называли тюркских правителей и племенные объединения той эпохи.

Однако армяне и на этом не остановились. Чтобы опровергнуть этот исторический факт и «арменизировать» историю древней страны Нахчуан (современная Нахчыванская Автономная Республика), выступая от имени анонимного священника Моисея Хоренаци, очередной лицемерный священник Вардапет Гевонд (VIII век) пишет: «Джульфа — это город в Гохтнской области, который по-армянски называется Джуга». (см.: История халифата Вардапет Гевонд. (СПб., 1862, с.126)

Во-первых, утверждая, что древняя Нахчуанская страна тюрков-огузов является армянской провинцией, церковь ссылается только на придуманный неким анонимным священником топоним «Гохт», который не признан современной исторической наукой и не зафиксирован ни в одном авторитетном источнике. Во-вторых, «Джульфа» и «Джуга» — это диаметрально противоположные топонимы, относящиеся к расположенным в разных районах Нахчыванской области территориям.

— Похоже, проблема с географией испокон веков была национальной трагедией армян…

— Видимо, да. И таким образом, продолжая свои, давно уже ставшие традицией церковные фальсификации, армянские историки название «Джуга» (равно, как и другие наши топонимы) без всяких материальных доказательств приписали своему народу. Так что «арменизированное» под прикрытием слова «Джуга» кладбище огузов «Дарашам» не имеет ничего общего с переселенными на наши земли Российской империей вероломными армянскими беженцами. И упомянутые выше надгробия принадлежат древним огузам Переднего Кавказа – нашему единокровному народу, с которым нас роднят язык, родословная и вероисповедание.

— Но нередко при изучении того или иного исторического памятника, вполне достаточно взглянуть на украшающий его орнамент. Как выглядели эти надгробья чисто визуально?

Рисунок №1

— Они были украшены уникальным орнаментом, выполненным с ювелирной изысканностью гениальными мастерами-каменотесами в стиле не имеющей аналогов архитектурной школы «Авеста». Это были поистине застывшие в камне легенды о древних предках азербайджанских тюрков. Достаточно отметить только каменную стелу «Хачкар» («Каменный крест» в Джуга), упомянутую в произведении «Армянские архитектурные памятники XVI-XVII столетий», написанном В.М. Арутюняном в соавторстве с С.А. Сафаряном и изданном в Москве в 1951 году.

Но что сделали В.М.Арутюнян и С.А.Сафарян? Они приписали эти шедевры античного зодчества переселенным сюда в 1830 году малочисленным семьям нищих армян, и эту вопиющую ложь перенесли в XVII столетие, связав ее  с каменной стелой «Хачкар» (Xaçkar Djuqi) («Cuğada «Xaç daş»).

Отмечая связь огузско-тюркских памятников якобы подвергавшихся исторической агрессии русско-турецких политиков с неизвестной истории «средневековой Арменией», В.М.Арутюнян и С.А.Сафарян по примеру церковных авторов, безусловно, открыто претендуют на исконные земли народа, некогда приютившего их предков. Авторы пишут: «В XVII столетии неподалеку от одного из развитых торговых центров села Джуга (Нахчыванская Автономная Республика) на берегу реки Араз располагалось  большое кладбище с несколькими тысячами уникальных хачкаров и фигур овнов, вырезанных из природного красного и желтого песчаника.

Здесь можно встретить десятки композиций хачкаров, выполненных с ювелирной точностью в лучших традициях резьбы по камню периода возрождения средневековой Армении». Но ведь общеизвестно, что ни на одном из исторических этапов у армян не было государства не только под названием «Армения», но и под любым другим названием. Даже Мовсес Хоренаци, которого они называют отцом армянской историографии, в свое время писал: «Мы были народом очень ограниченной численности и всегда жили при чужом господстве».

То, что в христианстве называют крестом, за много тысячелетий до нашей эры и задолго до христианства было символом огня и Солнца. В эпоху, когда известные христианские теоретики отвергли крест, средневековый епископ Феликс Минуцин сказал: «Мы категорически отвергаем кресты как предмет поклонения, нам христианам они не нужны». Подобное заявление не оставляет шанса на сомнения относительно того, что каждый, кто ставит знак равенства между «Крестом» — символом вечности зороастрийской веры и символом распятия Христи (по-гречески Христос) Крестом («Хрест/Крест»), преследует цель приписать с откровенно антиисторической позиции общетюркскую историю, иными словами – историю культуры и духовности азербайджанских тюрков, связанную с архитектурными памятниками «Авесты» Переднего Кавказа, пришлому народу.

Довольно интересным можно назвать результат исследования данной проблемы Н. Эмина, который пишет: «…Слово «крест» напрямую не раскрывает своего значения. Как мы видим, добавленное к храму название «крест» не имеет ничего общего ни с крестом, ни с каким-либо объектом христианского культа вообще». (И. Петрушевский. О селах Нагорного Карабаха дохристианской веры». (Баку, 1930, с.19.)

— Видимо, по каким-то деталям они все же надеялись идентифицировать эти надгробия с древней армянской орнаменталистикой?

— Ни о какой идентификации здесь не могло быть даже речи. Эти исполненные с ювелирной тонкостью высокохудожественные надгробные памятники не шли ни в какое сравнение с грубо вытесанными плитами на могилах армянских переселенцев из Ирана, оказавшихся здесь, как я уже говорил, только в 1828 году.

Более того, если бы архитектурные памятники, упомянутые В.М. Арутюняном и С.А. Сафаряном, действительно были христианскими, к тому же принадлежащими их армянским предкам, то эта художественная традиция была бы продолжена следующими поколениями, ибо они как были христианами, так и остались ими. Но это невозможно подтвердить ни единым фактом.

— Какие еще научные факты стали для армянских авторов камнем преткновения на пути к своей мечте?

— Достаточно назвать только упомянутый в древнем эпосе «Китаби Деде Горгуд» город-крепость Дарашам, принадлежавший огузским племенам, и вывод вышеотмеченного армянского ученого Закария Канакерци, чтобы понять всю бессмысленность ложных утверждений В.А. Арутюняна, С.А.Сафаряна, Н. Эмина и других армянских авторов о существовании древнего армянского государства. Это является еще одним неопровержимым доказательством, дающим право утверждать, что первым в истории реальным государством армян была созданная для них за счет территорий Иреванского и Нахчыванского ханств, упраздненных в марте 1828 года, «Временная армянская провинция» в составе Российской империи, просуществовала которая всего с 1828 по 1830 годы.

На каком основании в таком случае армянские авторы с целью приписать надгробия кладбища «Дарашам» своим предкам, историю армянских беженцев Кавказа XIX века перемещают на два столетия раньше, датируя это событие XVII столетием?

Утверждения армянских авторов были бы убедительны лишь в том случае, если бы они вместо того, чтобы без всякого на то основания называть «хачкаром» изображенный на надгробных плитах символ, относящийся к зороастрийскому богу Ахура-Мазде и означающий «символ вечности»,  идентифицировать его с христианским символом распятия Христа — «Крест/Хрест», определились бы с точки зрения антропологии с теми, кто покоился в этих могилах, и выяснили бы их этническую принадлежность.

— То есть изданная в Москве книга «Армянские архитектурные памятники XVI-XVII столетий» в итоге явилась палкой о двух концах, один из которых больно ударил именно по позиции армян в этом вопросе?

— В Кремле, разумеется, прекрасно понимали, что результаты археологических раскопок никогда не принесут пользу армянам. Поэтому наиболее выгодным и целесообразным было решение запечатлеть памятники кладбища «Дарашам» на фотодокументах и создать на этой основе миф об «армянском Нахчыване». Именно по этой причине и В.М. Арутюнян вместе с С.А. Сафаряном избрали этот коварный дьявольский путь.

— Наверное, надгробия древнего некрополя «Дарашам» и могильные плиты на армянских кладбищах в Нахчыване отличаются прежде всего тематическим разнообразием орнаментов?

— Безусловно, и дело здесь не только в тематике (хотя и она имеет немаловажное значение), но и в технике исполнения этих шедевров.

Обратите внимание на тонко вписанную в орнамент камней надгробную надпись, изящно ограненную в архитектурном стиле «Авеста», не имеющего никакой связи с христианством.

Рисунок №2

Нельзя не заметить также символическое изображение двух обезглавленных Священных быков. Дело в том, что в Зороастризме бык считался священным животным и потому «Авеста» была написана на шкурах 12 тысяч быков, на стыке грудной части которых в лучах восходящего Солнца изображались символизирующие их головы Зарван (символ Времени), Бог и стоящие от него справа и слева сыновья: Бог Добра — Ахура-Мазда, Бог Зла — Ангра-Манью (в монотеизме вера в то, что на плечах людей сидят ангелы Добра и Зла, наряду с другими религиозными традициями была заимствована у зороастрийской философии «созидания и созидателя»).

Концы хвостов Священных быков изображены в виде змеи – «символа вечности». Согласно мифологии азербайджанских тюрков, одним из символов бога Зарвана является змея. Именно по этой причине одно из племен, связь азербайджанских тюрков с которыми начинается еще в утробе матери, именуется Мар.

Мары вместе с кровно-родственными им племенами мадайцев и магов, объединившись в едином союзе с другими племенами этого рода, заложили основу государства Мадай (в греческих источниках Мидия), ставшего на древнем Востоке могущественной империей.

Отнюдь неслучайно здесь и упоминание могучего правителя империи Киаксара, также известного как Варбак, «Мар Варбак», его сына, последнего царя империи Астиага, которого звали также Мар Астяг.

Помимо этого, надгробие с двух сторон было полностью очерчено филигранными орнаментами древней «Авесты». Выгравированное на плите табло со знаком — «символа вечности» — говорит о том, что умерший переселился в мир иной. Завершает этот сюжет изящно высеченный шар – символ земли, над которым устремленными ввысь языками пламени по обе стороны от «символа вечности» мастер-каменотес «Авесты» завершает свою мысль. Таким образом он дает понять, что в этой могиле покоится «увековеченный» зороастриец, то есть главный акцент в этой композиции сделан на то, что, покидая однажды этот мир, человек навсегда воссоединяется с Вечностью.

Эта религиозно-мистическая философия относительно создателя и создания, адептами которой были предки азербайджанских тюрков зороастрийской веры, существовала даже после принятия ислама и остается в силе по сей день.

Наши мудрые далекие предки, пытавшиеся познать тайны вселенной посредством «знака вечности» Зарвана, означающего время, тысячелетия назад запечатлели в окаменелой памяти истории человечества четыре стороны света (Восток, Запад, Север, Юг), четыре времени года (зима, весна, лето, осень).

После огибающей Землю и «знак вечности», разделяющей ее на четыре стороны света линии, в углубленной рамке можно увидеть четко изображенную печать Атешгях. Очень жаль, что, фотографируя надгробные плиты, армянские историки не смогли точно зафиксировать на снимках напоминающие письменность штрихи внутри этих печатей, которые никак не прочитываются.

Рисунок №3

— В чем заключается сакральный смысл всадника, изображенного на этих плитах? 

— Это завершающий композицию барельеф, на котором отчетливо можно разобрать, что всадник — это вовсе не рыцарь перед боем и не принц, вышедший на охоту с распахнувшим крылья соколом на руке. Всадник изображен со «знаком вечности» (фрагмент рис. 1) в правой руке.

По всей видимости, мастера-каменотесы древнего Нахчывана (далекие предки бессмертного зодчего Абубекира Нахчывани) в простой компактной композиции довольно лаконичным документальным языком воссоздали быт, погребальные церемонии своих далеких пращуров – местного тюркского населения в традициях зороастризма. Посредством теологических и мифологических образов, а также на основе астрологических символов, используя технику архитектурной школы «Авеста», они увековечили все это богатейшее наследие в истории и генетической памяти нашего народа.

 — Горько сознавать, что эти бесценные шедевры античного периода были уничтожены в результате пещерного шовинизма «центра» и армянских политических авантюристов.

— Увы, но это уже свершившийся факт, который не имеет аналогов в истории человеческой цивилизации. Видимо, наши недруги панически боялись даже молчания древних могильных плит на нашей исконной земле и именно по этой причине решили столь беспощадно вычеркнуть огромный временной пласт из богатейшей истории культуры наших далеких

НОВОСТНАЯ ЛЕНТА